Пятница
16.11.2018
22:54
  • Статейки
  • Дневник
  • Если хочешь пообщаться
  • Обратная связь
  • информация о деревни
  • Тесты
  • Друзья нашего сайта
  • Наши обьявления
    О ДЕРЕВНЕ И ЕЁ РАЙОНЕ
  • искуство
  • автобусное расписание
  • наша церковь
  • О нашей и других церквях Егорьевского района
  • Шатурский край
  • Природно-географическое положение Егорьевского района
  • Древнее заселение края.
  • Немного из истории края
  • цна
  • Флора Егорьевского района
  • Природно-географическое положение района.
    Дополнительно
  • Группа нашей деревни в контакте1
  • Группа нашей деревни в контакте2
  • Группа нашей деревни в одноклассниках
    Полезное и интересное
  • Видео новинки
  • Смс халява
  • зайцев нет
  • Аудио ВКонтакте.ру
    22:54
  • =КуПлИяМ=

    Немного из истории края

    Продолжение борьбы за коломну. С самого начала присоединения наших земель к Коломенскому уделу (потом уезду) Московского княжества жизнь в селениях не была спокойной. Рязанцы не смирились с отторжением у них Коломны и примыкающих к ней северных земель. Освоение этих земель шло медленно. За весь XIV век было образовано всего три волости — Холмская, Мещерская и Раменская. Селений было мало, население редкое. В лесах, около болот обитали еще мещера, меря. да беглые люди с юга жили на временно образованных поселениях — селищах. Рязанцы постоянно враждовали с Москвой. Особенно усилилась взаимная вражда с приходом на рязанский престол великого князя Олега Ивановича во второй половине XIV в. Рязанские полки чаще стали делать набеги на московские земли, разоряя и сжигая селения. Однажды под Скорнищевом близ Рязани в 1371 г. они потерпели жестокое поражение от москвичей, и Олег Иванович был согнан с престола, но вскоре вновь вернул себе Рязань. Накануне похода московского великого князя Дмитрия Ивановича против Мамая на Куликово поле Олег Рязанский в письме в Орду «Хану Ханов Мамаю» жаловался на Дмитрия Московского: «...а еще же и град мой Коломну себе заграбил». После победы над татарами на поле Куликовом рязанцы временно притихли и смирились. В 1382 г. заключили договор о разделе земель меж Москвой и Рязанью по р. Оке и Цне. Но, видя, что силы у Москвы значительно истощены в борьбе с татарами, в 1385 г. рязанцы вновь напали на Коломну, захватили ее, а многие села разорили и пожгли. Летопись сообщала; «Того же лета князь Олег Рязанский суровейший взя Коломну... много лучших людей поймал поведе с собой и злата и серебра и всякого товара наимався...» Лишь посланный Дмитрием Ивановичем в Рязань в 1386 г. игумен земли Русской преподобный Сергий Радонежский примирил князей и «мир и любовь между ними учинил». Коломна осталась за Москвой. Только с присоединением Рязани к Москве в начале XVI в. наступили для наших земель долгожданные мир и спокойствие. Не было больше ни татарских, ни рязанских набегов. В XV в. были образованы еще две коломенские волости: Крутинки и Высоцкая. В этот период появилось много новых поселений. Во всех пяти коломенских волостях было образовано более 600 населенных пунктов, в основном малых деревень, починков. Крестьяне могли спокойно выращивать хлеб, овес, гречу, горох, а на усадьбах хмель и овощи. В каждом крестьянском дворе было по две-три коровы с молодняком и по две-три лошади. Земля в середине XVI в. была почти вся распахана. Каждая деревня имела свой лес и берегла его. используя для различного строительства. В эти годы возникли погосты, церкви, а в с. Высоком сельский Торжок, на который приезжали не только местные крестьяне, но н купцы Коломны, Городца Мещерского (будущего Касимова), Владимира, крупных сел Бронницы, Судоги и др. Находясь почти пять веков в составе Коломенского уезда (с начала XIV по конец XVIII в.), наш край прочно связал свою судьбу с Коломной. Этот город был для нас не только символом мужества и стойкости при защите рубежей родного Отечества, но и духовным центром, а также примером хозяйственного и торгового развития, умножения различных промыслов и т. п., а наши земли были его надежным тылом. Отсюда шло снабжение жителей Коломны и всех ратников русского войска в XIV—XVI вв. продовольствием, лошадьми, хозяйственным инвентарем и даже оружием, которое выплавляли из болотной руды. А в мирное время из нее изготавливали плуги, серпы, подковы, гвозди. Возможно, совсем не случайно московский великий князь Дмитрий Иванович перед походом на Куликово поле в сентябре 1380 г. привел свои полки на смотр в Коломну — здесь он пополнил запасы продовольствия, снабдил свои обозы лошадьми, подводами, различным инвентарем, проводниками, оружием и строителями. Здесь же, как свидетельствует предание, к войску примкнули ополченцы из наших селений. С Коломны в 1552 г. начал свой поход против разбойничьей Казани царь Иван Грозный. Не убывала слава Коломны и в последующих веках, В годы Смуты на Руси в начале XVII столетия Коломна не раз преграждала путь польско-литовским захватчикам. В 1608 г. из Коломны вышел конный отряд воеводы Дмитрия Пожарского и у с. Высокого разбил отряд интервентов, пытавшийся окружить Москву с востока. О бесславном окончании польско-литовской интервенции напоминает сегодня самая высокая башня Коломенского кремля, прозванная «Маринкина», где по преданию была заточена и окончила жизнь властолюбивая авантюристка, жена Лжедмитрия I и Лжедмитрия II полячка Марина Мнишек. Коломна всегда была в центре внимания русского правительства. Сюда приезжали, заботясь об укреплении безопасности государства, московские государи — Василий Темный, Иван III. Василий III в начале XVI в. возвел Коломенский кремль, стены которого были выше, чем стены Московского Кремля. Здесь не раз бывал Иван Грозный. После Пугачевского бунта Коломну посетила императрица Екатерина II. Преданностью государству и его самодержцам славились жители селений нашего края: ни одного выступления крестьян не было в наших селениях против правительства во время бунтов Болотникова, Разина и Пугачева. Сильное влияние Коломна оказывала на нас и как значительный культурный центр. Здесь изучал историю города Н. М. Карамзин. В одном из коломенских сел родился просветитель XVIII столетия Н. И. Новиков, Из Коломны родом известный писатель И. И. Лажечников и знаменитый композитор А. А. Алябьев. Коломна богата памятниками старины, архитектурными комплексами. Здесь сохранились постройки монастырей, церквей XVII— XVIII вв. Ограды Голутвинского и Брусенского монастырей возводились по проекту знаменитого архитектора М. Ф. Казакова. В городе до сих пор стоит «Дом воеводы» — памятник архитектуры гражданского строительства XVII в. Коломна была центром епархии — здесь жил епископ Коломенский и Каширский, под подчинением которого пребывали все церкви и монастыри нашего края. Входившие в Коломенский уезд селения наших волостей именовались коломенскими, а жители коломнетянами. В различных архивах Москвы сохранились десятки Коломенских книг XVI—XVIII вв. — писцовые, переписные, дозорные, межевые, в которых подробно описаны поместья, вотчины, селения, названы имена крестьян, землевладельцев. В этот период значительно выросло и стало крупным селом Коломенского уезда с. Высокое. Вернуться к оглавлению >>> Первые волости на территории края. Основой социально-экономического и административно-территориального управления в уделах, затем уездах XIV—XVI вв. были волости. Каждая из волостей имела обмежеванную территорию и свой центр — село, погост — с приписанными к нему деревнями, сельцами, починками, селищами, пустошами. Власть в волости осуществляли волостели и сельские старосты. Для проведения переписи населения, учета земли, распределения оброка привлекались сельские священно- и церковнослужители — попы и дьячки. Некоторые из волостей образовались на территории нашего края, видимо, задолго до того, как о них стало известно по письменным источникам. Пришедшие сюда московские княжеские власти в XIV в. застали здесь уже названные волости — Холм, Раменка, Усть-Мерская, Мезыня. При образовании Коломенского удела сложившиеся названия волостей вошли в обиход Московского княжества. До прихода московских властей возникли и селища, где проживали группы населения, связанные родственными, племенными узами. Такими жителями могли быть и беглые, особенно из южных мест, во время татарского нашествия. В те годы ни одна из этих групп населения не была приписана еще к какому-либо княжеству, уезду, волости. Лишь с образованием волостей это, так сказать, «неорганизованное население» было приписано к тому или иному уделу, уезду, волости. Ни один человек не мог «вольно» поселиться на княжеских землях. Должностные лица в волостях, волостели, ведали учетом населения, собранной данью; уголовные и судебные дела разбирались приезжими уполномоченными князя. На центральных усадьбах сел, погостов собирали княжескую дань, поместный оброк. Сюда же вместе с княжьими людьми приезжали купцы со своим товаром. На площадях сел, возле церквей, проходили сборы дани и торги. Крестьяне продавали или выменивали свои излишки продукции на привезенные купцами товары. Не в каждом селе в те годы стояли церкви. Село — это округ, в который входило несколько деревень. С появлением в селах церквей и приездом в них княжеских наместников, а с ними купцов и иногородних гостей такие села стали именоваться погостами. С появлением церквей жители приписаны были в приход церквей и содержали за свой счет духовенство, платя «ругу» — сбор с крестьянского хозяйства хлеба, яиц, сыра, овощей, сена, дров. Попы крестили младенцев, венчали молодых, отпевали умерших и хоронили их близ церкви, называя места захоронения кладбищами или погостами. Вторым крупным приращением Московского княжества стало присоединение к нему в 1302 г. Переславль-Залесского удела Владимирского княжества от умершего бездетного князя Ивана Дмитриевича. А в конце XIV в. к Москве присоединилось и Муромское княжество. Часть окраинных земель этих княжеств впоследствии, при образовании Егорьевского уезда, вошла в его состав. Из всех новых земельных приобретений первое место, несомненно, отводилось Коломенскому уделу, образованному на бывших землях Рязанского княжества. Расположенные близ Коломны новые волости становятся пограничными, земли в них давались наместникам, воеводам, детям боярским и другим служилым людям, среди которых оказалось немало татар, предпочитавших кровавым усобицам, начавшим раздирать Орду, служение московским князьям. О первых коломенских волостях нашего края мы узнаем из завещания московского великого князя Ивана Даниловича Калиты от 1339 г. В нем названы лишь две волости — Мезыня и Усть-Мерская. Волость Мезыня была расположена в южной части уезда, вдоль р. Мезенки, левого притока Москвы-реки. Северная граница волости проходила по р. Щеленке, на правом берегу которой возникли позднее с. Троицы, д. Бутово, Колычеве. Западная граница волости доходила до р. Медведки. На правой стороне этой речушки расположена была д. Тараканово, входившая в Усть-Мерскую волость. В среднем течении р. Медведки стояла в XV в. д. Жукове, владельцем которой был известный коломенский стольник Василий Иванович Лыков Жук. В XVI в. эта деревня стала пустошью Жуковы Поля. Из бывших владимирских владений в завещании Ивана Калиты названа волость Гуслица. Само с. Гуслица стояло на левом берегу р. Десны и правом р. Околенки, впадающих близ села в р. Гуслицу. К селу были приписаны селения Ощерино, Андрееве, Цаплино, Шувое, Нарееви, Гридино и др. Они-то и образовали первоначальную территорию Гуслицкой волости в XIV в. Но с распадом соседней на юге волости Брашевской в XV в. ее д. Барышово, Столбуново вошли в Гуслицу. В те же века распалась и другая, более южная, волость Гвоздна; селения Челохово, Мосягино, Панкратовская, Горшково приписаны также к волости Гуслице. Освоение и заселение вновь приобретенных Москвой земель шло медленно и растянулось на два века — с XIV по XVI в. В 1358 г. из духовной грамоты московского великого князя Ивана Ивановича Красного стали известны волости Холм и Мешерка. Спустя 30 лет, в 1389 г., в завещании Дмитрия Донского названы еще две волости — Раменка и Кочема. А из завещания московского великого князя Василия 1 1406 г. мы узнали о волости Крутинке. Самой последней из коломенских волостей названа была Высокая, известная из завещания Василия Темного 1462 г. Кроме коломенских, на территории края были образованы волости на бывших землях Муромского княжества, вошедших r начале XV в. во Владимирский уезд, — Шатурская и Сельцо Муромское, названные в духовной грамоте московского великого князя Василия I 1417 и 1423 гг. На муромских землях в 1453 г. появилось с. Вышелес, в 1499 г. с. Остров и в 1504 г. волость Колушка. Особой волостью на территории Владимирского уезда была митрополичья (владычная) волость Сенеж, Сеньга тож, известная с XV в. Она закреплялась как вотчина за митрополитами Киевскими и всея Руси. Эта волость была и местом отдыха их, и убежищем от врагов. На территории Рязанского княжества, на «Мещерской стороне», были известны с XVI r. две волости — Купля и Литвуня (Литвоня). Последняя в тот век сильно запустела, и ее селения вошли в состав земельных владений Николо-Радовицкого монастыря. Одной из последних волостей в крае была названа волость Крысинская, известная из завещания московского царя Ивана Грозного от 1572 г. Большая часть земель этой волости была сильно заболочена, ее северная часть примыкала к реке Клязьме и впоследствии вошла в состав Владимирского уезда. По природному богатству, хозяйственному значению и населению волости резко разнились между собой. Коломенские земли к XVI в. были плотно заселены, и в каждой волости было не менее ста населенных пунктов. Все земли в те годы были розданы, распаханы. Крестьяне выращивали зерно, овощи, хмель, скот, занимались пчеловодством. В волостях Владимиро-Муромо-Рязанской группы земли были более бедные, местами сильно заболоченные, но здесь сохранилось много старых лесов, где проходили знаменитые Ловчие пути и люди занимались охотой, сбором грибов, ягод. Здесь же был развит строительный промысел. В волости Крысинской, расположенной в самой северной части края, было особенно много крупных болот. В давние времена здесь добывали болотную руду, из которой изготовляли железные изделия, в том числе и оружие, В бывшей митрополичьей, владычной волости Сенежской, Сеньге тож, земля была самая не плодородная. Жившие тут люди хлебопашеством не занимались, многочисленные озера — Святое, Муромское и др. — давали возможность им заниматься рыболовством; местных жителей называли столбуновскими рыбаками. Кроме того, в лесах собирали грибы, ягоды, особенно много было на болотах клюквы. В начале XVII в. на территории Владимирского уезда, образованного на бывших землях Муромского княжества, появились еще две волости — Кривандинская и Дубровская. В том же веке была образована новая административно-территориальная единица — стан. Во главе стана стоял становой пристав, занимавшийся, в частности, учетом годного для несения ратной службы населения. В стан входило по две-три волости. С начала XVII в. стал известен Пырков стан, с центром в с. Пыркове. К нему приписаны селения Шатурской волости, д. Фролково, Шолохове, Карцеве, Гридино. Его пределы простирались до с. Лескова, Бывшая волость Муромское Сельцо в те годы также стало именоваться станом. В него вошла волость Колушка. А с. Вышелес объединилось с волостью Остров и стало именоваться — волость Вышелесский Остров или Остров Вышелесский. В центральной части края, на территории коломенских волостей, появился Холмский стан. объединивший Холмскую, Крутинскую и Высоцкую волости. Названная в завещании Дмитрия Донского 1389 г. волость Кочема в XVI в, стала частью Раменской волости. Не упоминалась с XVII в. и волость Литвуня, а волость Купли стала именоваться Купли Ям, потом — Куплиямская. Таким образом, на территории края с XIV по конец XVIII в. существовало пять коломенских волостей — Холмская, Мешерская, Крутинская, Раменская и Высоцкая — и восемь волостей, образованных на землях владимиро-рязанских уездов, — Шатурская, Сенежская. Кривандинская, Дубровская. Вышелесский Остров, Колушка, Муромское Сельцо, Куплиямская; волость Литвуня вошла в вотчину Николо-Радовицкого монастыря. Волости и станы просуществовали до времени образования Егорьевского уезда. Затем волости были ликвидированы. В управлении территориями образована двухзвенная система — губернии, уезды. В составе уезда сохранена лишь Высоцкая волость и вновь образована Тимшинская, названные экономическими волостями. В них вошли селения, изъятые в 1764 г. у церквей, монастырей, священнослужителей. Селения в них стали именоваться, как и волости, экономическими, поскольку они сначала были приписаны к ведомству Коллегии экономии. Изменилось и значение станов — они стали выполнять военно-полицейские функции. В Егорьевском уезде было образовано четыре стана. Вновь волости возродились после отмены крепостного права. Вернуться к оглавлению >>> Рубежи, разделы земель, их межи. Между различными княжествами с древних времен происходили постоянные споры о земельных владениях и их границах. Часто споры приводили к вооруженным столкновениям, в которых гибло население, сами князья, разорялись села. Население близ границ княжеств всегда жило в страхе и уходило по мере возможности в глубь территорий. Не решив споры силой, князья нередко сходились для заключения договоров (докончаний), в которых признавались владения «как было при отце, при деде», и договаривались «не вступаться» друг с другом. В договорах порой четко определялась граница размежевания («раздел земли меж нами») и указывались определенные селения, урочища и реки, через которые проходила межа. В Егорьевском крае граница между Московским и Рязанским княжествами долгое время, с начала XIV по начало XVI в.. проходила по р. Цне, притоку Оки. До нас дошли несколько «докончаний» (договоров), в которых князья, взошедшие на престол в XV в., придерживались названного рубежа. В договоре между великим князем московским Дмитрием Ивановичем и великим рязанским князем Олегом Ивановичем от 1382 г. указывалось: «А межи нас роздел земли по реку по Оку, от Коломны вверх по Оце, на Московской стороне почен Новый городок. Лужа, Верея, Боровеск, и иная места Рязанская, которая не будут на той стороне, то к Москве, а на низ по Оце, по реку по Тцну, от усть Тцны вверх по Тцсне, что на Московской стороне Тцсны. то к Москве, а что на Рязанской стороне, а то к Рязани». В том же договоре есть указание и о меже с Мещерой: «А что купля князя великого Мещера, как было при Александре Уковиче, то князю великому Дмитрию, а князю великому Олгу не вступатися по тот розъезд». Этот договор послужил основой для улаживания споров между московскими и рязанскими князьями в XV в. Подобная грамота была подписана великим князем московским Василием Васильевичем и рязанским князем Иваном Федоровичем в 1447 г. Аналогичный договор был заключен и великим князем Иваном Васильевичем с Иваном Васильевичем Рязанским в 1483 г. Владельцы волостей, вотчин и уездов также стремятся более точно знать свои владения. Сохранилась «Разъезжая грамота» Андрея Филипповича Наумова при описании границ волости Гуслицы. Историки датируют ее концом XV — началом XVI в. В грамоте указываются рубежи этой волости Владимирского уезда с волостями Вохной, Сельной, Сеньгой и коломенскими волостями Высоцкой и Холм. На юго-востоке Гуслицы граница проходила по р. Гуслице, Теребенке, Десне (притоку р. Гуслицы), Волне (рукаву Мерской). В грамоте упоминается несколько селений, озер, болот, сохранивших свои названия до наших дней: Голтино болото, из которого берет начало р. Цна, д. Жирово, по имени которой близ д. Теребенки именуется сегодня Жировский лес. Названы р. Десна, Теребенка, Рогозна, Медвянка и р. Меженка близ с. Хотеичи, В Коломенских писцовых книгах Семена Усова и подьячего Герасима Михайлова от 1627 г. приводится описание межи «вотчинной земли Чудова монастыря с. Высокого с деревнями». Сначала межевщики провели отсчет межи к востоку от «реки Лихочи (Смородинки), от нее в устье этой реки и в речку Гуслицу против села, а речкою Гусличей вверх — по праву поместная земля Микиты Сафронова пустоши Панкиной, а по леву земля Чудова монастыря села Высокого...», далее граница выходит на р. Люболову, Цну к д. Великий Край. С другой, западной, стороны межа идет от той же р. Лихочи и выходит к р. Медведке; далее к р. Теребенке, а по ней вниз до р. Гуслицы. по ней до устья Медвянки, что течет южнее д. Ботогово, а по ней вверх и лесом мимо д. Шувое межа выходит к Голтину болоту и через него к д. Васильцово (Василенцево), стоящей на р. Вичлушке, впадающей в р. Полю. За р. Полей была земля уже Шатурской волости, Владимирского уезда. Межи, границы волостей, вотчин обозначались различными знаками — канавами шириной не менее аршина и той же глубины, знаками на деревьях — гранями, зарубками, гусинами, положенными камнями в яму с угольем и берестой. Многие пункты, повороты обозначались «от дуба к дубу, а на нем грань» или «от ямы до ямы», «от сосны к сосне», «а от сосны к развиловатой березе — на ней грань». Сохранилось описание боярской вотчины с с. Воронцовом Ивана Никитича Романова и описание межи боярина Федора Ивановича Шереметева в д. Ивановской на р. Устани в начале XVII в. Подробно описана вотчина Богоявленского монастыря с с. Ащерино и Княжево в XVII в. В те же годы описывается межа вотчины Богдана Глебова, что дана ему «за царя Васильеве Московское осадное сидение», — сельцо Лавровский Починок с д. Левине, Кректино тож, Ерохино и Денисове. Если при межевании волостей и вотчин их границы даются в более подробном описании, то при межевании селений еще пользуются установившимися прежде определениями — «куда соха ходила», «куда топор ходил», «куда коса ходила». Примером тому может служить грамота Ионы Федорова, сына Мишурина Большого, Троице-Сергиеву монастырю на с. Горки Раменской волости. Коломенского уезда. «Се яз Иона Федоров сын Мишурина Большого дал есми в дом Живоначальной Троицы и преподобному чудотворцу Сергию отчину свою свой жеребий отца моего благословение в Коломенском уезде в Раменской волости село Горки, а в нем церковь Никола Чудотворец, да Дмитрей Прилутский... а к тому селу деревня Ширинкино, да д. Полянка, да починок Полубесов, да д. Горемыкино, да за рекою Устоню починок Суслов со всеми угодьи с лесы и с дуги и со мхи и с болоты и с бобровою ловлею на реке Цне и с рыбною ловлею и с вобщими лесами и з заводью что под лесом, куды к тому сельцу и к деревням и к починкам топор и соха и коса ходили и что к тому селу и деревням изстари потягло...» Грамота датируется 1572 г. Подобное описание владений наблюдается и в более ранний период. В грамоте, названной «Данной», от 1493 г. Федосьи, жены Ивана Васильевича Ощеры, и сына ее Ивана Ивановича Богоявленскому монастырю на сельцо Захарьинское, Ощерино тож, в Гуслице, излагается общепринятая в то время характеристика владений: «Дали есмя в дом к великому Богоявлению в монастырь каменной церкви священникам Иеву да Тимофею... село свое Захарьинское в Гуслице и с луги и с лесы и со всеми угодьи, что к тому селу потягло из старины...» Межевание земель было большим событием. На него приглашались старейшины сел, деревень, священнослужители, уездные власти, помещики ближайших селений, с особым почетом встречали дворян. Приходило поглазеть крестьянское население деревень. Споры шли о каждом повороте, каждой сажени земли, каждом береге реки, болоте. Длину мерили в саженях. Грани, зарубки ставились на приметных деревьях, особенно при поворотах межи. Но приметы — грани — зарастали, иногда стирались умышленно, хотя был наказ, шедший из глубины веков; «А кто сотрет грань или переорет межу», тот должен быть жестоко наказан. Чтобы положить споры о межах и земельных переделах, Екатериной II была образована Межевая канцелярия с широкими полномочиями по проведению Генерального межевания земель. Канцелярия начала работу в 1766 г.. и мыслилось завершить ее лет через 20—25. Однако и в середине XIX столетия она еще продолжалась. Возникло еще Специальное межевание, которое велось не по плану. а по различным жалобам, просьбам. К межеванию земель привлекались опытные межевщики, имевшие высшее образование, нередко многие из таких специалистов ездили за границу для обучения. В Петербурге был образован Межевой институт. После межевания земель уезда или стана составлялась подробная карта с описанием всех населенных пунктов, дорог, болот, лесных участков. К межеванию земель Егорьевского уезда и составлению карты уезда привлечены были подполковник Петр Иванович Жиров, межевщики 1-го класса Плутов, Миллер. Вексель, Шмаров, Копьев. Участвовали межевщики 2-го и 3-го класса — Небольсин, Лопатин. Золотухин, Муромцев, Некрасов и местный землемер титулярный советник Егор Карлович Горбачев. Несмотря на огромную работу по Генеральному межеванию земель, споры продолжались. Земельные владения дробились, делились между родственниками, наследниками. Более десяти лет в конце XVIII в. тянулась просьба о разделе имения между наследниками дворян Вындомских — сестрами Елизаветой и Прасковьей при разделе имения при с. Круги. В конце концов Елизавете, вышедшей замуж за Якова Исааковича Ганнибала, достались с. Круги с д. Поцелуево и Саломаево, а Прасковье, вышедшей замуж за Н. И. Вульфа, передавалась д. Фетюхино. Этот раздел окончательно был завершен уже после смерти Елизаветы в начале XIX в. Таким же длительным был раздел имения в 1-й пол. XIX в. при с. Лаптеве между родственниками, наследниками Титовых, княгиней Оболенской и подполковницей Брюкендаль. Нередко были и такие земельные споры: в 1830-е гг. крестьяне д. Гавриловской написали жалобу императору Николаю Павловичу о том, что у них затопило часть земли при р. Гуслице в связи с постройкой мельницы с запрудой близ д. Ефремовской коломенским купцом Ермилом Антоновым, из-за чего часть земли была потеряна, да еще им пришлось строить мост для прогона скота на другую сторону, потратив 20 руб. Или еще пример. Священнослужители Крутинской церкви отспорили в середине XIX в. часть земель у крестьян д. Акатово в пустоши Кузнечиковой. В архивах Москвы, Владимира, Рязани лежат сотни межевых книг и планов Специального межевания с описанием и точными картами владений. Только в Государственном архиве Рязанской области хранится 3,5 тыс. межевых книг и 1,5 тыс. планов Специального межевания Егорьевского уезда. При городских управах, земских судах, чтобы не доводить дело до суда, были созданы специальные комиссии «полюбовному размежеванию земель», обычно возглавлявшиеся уважаемым депутатом Дворянского собрания. Каждая десятина земли высоко ценилась. В XIX — начале XX в. стоимость десятины колебалась, в зависимости от качества земли, от 50 до 100 руб. Городские управы собирали пошлину с владельцев земли, которая равнялась одной десятой стоимости. Вернуться к оглавлению >>> Волость высоцкая - были, предания. царские грамоты. переписи. Из пяти коломенских волостей, расположенных в нашем районе, Высоцкая волость, как сказано, образовалась одной из последних. Все соседние земли были известны значительно раньше. Расположенная на запад от с. Высокого волость Гуслица существовала за 120 лет до этого, более южная Холмская волость известна с 1358 г.. волость Крутинки на востоке от с. Высокого названа в 1406 г. В XIV в. были образованы восточные волости — Раменка, Мезыня, Мещерка. Все они составляли костяк Коломенского удела в его северной части и играли важную роль как экономическая и военная опоры Московского княжества в XIV—XV вв. Село же Высокое стало известно лишь из завещания Василия Темного 1462 г., он передал его жене своей, княгине Марии Ярославне: «А из удела сына своего, Иванова, из Коломны, даю княгине своей... село Высокое с деревнями и з бортью». Чем объяснить, что с. Высокое стало известно позже других коломенских волостей? Неужели этот большой земельный надел не был распределен и не возделывался до середины XV в.? Это маловероятно. Существует несколько попыток объяснить подобное явление. Одни авторы утверждают, что селение Высокое находилось в составе Гуслицкой волости и лишь потом, в XV—XVI вв„ выделилось из нее в самостоятельную волость. Так, И. Ф. Токмаков в книге «Историко-статистическое описание г. Егорьевска с уездом» (М., 1901) пишет; «По свидетельству историков, основанному на древних архивных актах, на месте нынешнего г. Егорьевска в XVI столетии существовала деревня Высокая, входившая в состав Гуслицкой волости». Автор, к сожалению, не знал, что с. Высокое известно было уже с середины XV в. Еще в конце XIV в. Дмитрий Донской передал сыну Петру Гуслицкую волость в Дмитровский удел. Составитель книги «Егорьевский городской голова Н. М. Бардыгин» А. Виталь (М., 1909) пишет: «Село Высокое, ныне г. Егорьевск, начало существования своего по фактам доводит до 1328 года и с того времени является пунктом владений княжеских... Древнее существование Высокого доказывают духовные грамоты великих князей Иоанна Васильевича (ошибка. Правильно — Даниловича. — В. С.) Калиты 1328 года, Дмитрия Донского 1359 (ошибка. Правильно — 1389 г. —В. С.)». Необходимо заметить, что о более раннем существовании селения Высокого в названных грамотах нет ни слова. Некоторым авторам присуще стремление отодвинуть историю своего села как можно дальше в глубь веков, что лишь больше запутывает дело. Ближе к истине был И. Добролюбов в книге «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии» (Т. 4. Егорьевский уезд. Рязань, 1891). Он сообщает: «Егорьевск, расположенный на берегу реки Гусленки (? — В. С.), под именем села Высокого принадлежавший в XIV столетии боярскому роду Бяконта, из которого происходил святитель Алексей, митрополит Московский...» К сожалению, искаженные исторические факты и ссылки на несуществующие акты продолжают кочевать из книги в книгу, порождая ошибки и вымыслы. Утверждение о том, что с. Высокое входило в состав Гуслицкой волости, документально ничем не подтверждается. Более того, мы знаем, что Высокое со времени его первого упоминания входило в Коломенский удел, который до 1301 г. принадлежал Рязани, в то время как Гуслица во времена Ивана Калиты была сформирована на землях Владимирского княжества (она и передавалась по традиции женам или детям тех князей, которые получали уделы на Владимирской земле). Известно также, что в 1389 г. Дмитрий Донской, давая сыну Петру г. Дмитров, придал ему замосковские волости, куда входили, кроме Гуслицы, Селна, Куней, Вохна и Загарье, ранее принадлежавшие женам московских князей. В конце XV в., как об этом же сообщается в Разъезжей грамоте А. Ф. Наумова. описывающего волость Гуслицу, она находилась в составе Владимирского уезда. Более правдивая версия о с. Высоком опирается на предание, согласно которому земли по среднему течению р. Гуслицы оказались во владении старшего сына черниговского боярина Федора Бяконта — Елевферия. Как сообщают Тверская и Рогожская летописи, в начале XIV в. на службу к московскому князю Даниилу Александровичу перешел черниговский боярин с женой Марией и своим двором. Сам боярин хорошо был принят на Москве, достаточно наделен землею и выполнял обязанности наместника Москвы во время отлучек князя. Ф. Бяконт получил земли близ Москвы, а дети его и дворовые люди получили земельные наделы на восточной окраине княжества по р. Нерской и Гуслице и их притокам. В полученной вотчине Елевферий, будучи глубоко верующим, поставил церковь во имя св. Георгия; отсюда он в 18 лет отправился в Москву, в Богоявленский монастырь. Постригшись в монахи под именем Алексея, он всю оставшуюся жизнь посвятил христианской вере и Церкви, За свое глубокое знание церковных книг и церковного богослужения он в 1340 г. получает сан митрополичьего наместника во Владимире, а в 1354 г., после смерти митрополита Феогноста, становится митрополитом Киевским и всея Руси. В его ведении оказались обширные земельные владения, закрепленные за митрополичьим домом со времен митрополита Петра (конец XIII — начало XIV в.). в том числе вся Сенежская волость по верховьям р. Мерской. Дроздны и 17 озерам. расположенным на этой территории (Святое, Орехово, Пирутино, Возмищенское. Жирково и др.). Свой прежний надел в Высоцкой волости он передал, видимо, родственникам, которые оказались у него на службе, в том числе бобрам. Из этого рода вышли знаменитые семейства Плещеевых, Игнатьевых, Собакиных, Жеребцовых. Сообщение о том, что перед своей кончиной (а Алексей умер в 1378 г.) он якобы оставил завещание, в котором передает с. Высокое московскому Чудову монастырю, основанному им в 1365 г., не подтверждается. Алексей еще при жизни прославился твердым и решительным характером не только в церковных, но и в светских делах. Он внес немалый вклад в объединение удельных княжеств и возвышение Москвы. При Семене Гордом он был регентом-правителем, воспитавшим после смерти Ивана Ивановича молодого князя Дмитрия Ивановича и подготовившим его к борьбе с ордынцами. Мощи святителя были обретены нетленными спустя 50 лет после его кончины. В 1431 г. он был причислен к лику святых. С той поры начинает широко почитаться его имя. Как отмечают историки, XV в. прошел под знаком почитания и поклонения чудотворцу, святителю Алексею. Обращенные к нему молитвы никогда не оставались не услышанными. В наших краях сохранилось предание о том, что великому князю Василию Васильевичу Темному, изгнанному с московского престола его дядей Юрием Дмитриевичем во время войны, начавшейся в 30-е гг. XV столетия, помогла молитва, обращенная к Алексею. Юрий Дмитриевич, взошедши на московский престол, дал племяннику Коломенский удел. Придя в Коломну, Василий Васильевич стал заселять окрестности своими людьми. Возможно, тогда родственники Алексея Плещеевы, Игнатьевы, Собакины передали князю бывшую вотчину митрополита с. Высокое. Рассказывали, что по совету своей жены Марии Ярославны Василий Васильевич отправился на богомолье в далекое от Коломны с. Высокое, где стояла еще деревянная церквушка во имя св. Егприя, поставленная Елевферием. После молитвы местный священник якобы предрек ему возвращение на московский престол. И действительно, вернувшись в Коломну, он, к удивлению своему, увидел многих своих бояр и служилых людей московского двора. Все они отошли от Юрия Дмитриевича, заявляя, что «не обыкли служить удельным князьям». Юрий Дмитриевич, видя, что люди от него уходят. добровольно покинул Москву и уехал в свою вотчину — Галич, а московский престол великого княжения вернул Василию Васильевичу. Это событие еще больше укрепило веру в чудотворца Алексея. Возможно, не случайно перед своей кончиной Василий Темный завещал с. Высокое жене Марии, выделив его из Коломенского удела, переданного сыну. Сохранилось и еще одно предание — о помощи св. Алексея московскому воеводе Юрию Захарьевичу (Кошкину-Захарьину), который в 1500 г. перед сражением за литовский город Дорогобуж обратился с молитвой к святому. В бою Юрий Захарьевич одержал победу, взял город и по этому случаю передал в дар церкви с. Высокого резную икону св. Георгия. Она сейчас хранится в местном Историко-художественном музее. На медной дощечке, прикрепленной к иконе, была выгравирована дарственная надпись воеводы. Но со временем надпись за ветхостью была заменена новой, сделанной в 1847 г. местными священниками, где было написано: «По древнему преданию и истлевшей надписи сей резной образ святого великомученика Георгия положен вкладу в село Высокое, нынешний город Егорьевск, в 1500 году, боярином и воеводою Георгием (он же — Юрий) Захарьевым, родителем Романа Юрьевича, дедом Никиты Романовича и царицы Анастасии Романовны, прадедом патриарха Филарета Никитича и прапрадедом царя Михаила Федоровича Романова, после взятия им, Георгием, литовского города Дорогобужа». После кончины в 1485 г. Марии Ярославны, жены Василия Темного, волость Высоцкая отошла в княжеское ведение. Не обошли с. Высокое царские милости в XVI и в последующие века. В 1536 г. от имени московского великого князя и будущего царя Ивана Васильевича селу была дана уставная грамота, по которой устанавливался порядок кормления волостелей и их свиты во время приезда в волость. В ней указывалось, сколько давать кормов и на какой день. В грамоте предупреждалось:«... а волостелины люди и тиун и боярские люди на пир и на братнины не званы к ним не ездят... а наместников наших, Коломенских приставов не въезжают к ним ни по что... А наши князи и бояре и воеводы ратные и всякие ездоки у них в волости сильно не ставятся, ни подвод, ни проводников у них в волости не емлют... а кто чем их изобидит, быти ему от меня от великого князя в казни. Писана на Москве. Лета 7044 года, генваря 26 дня». В начале XVI в. в Коломенском уезде проходило несколько переписей населения. О селениях Высоцкой волости впервые нам стало известно из сотной (выписи) с Коломенских книг 1554 г. письма князя Юрия Мещерского и Леонтия Мансурова. Более ранние переписи не сохранились. Эта опись селений проходила в 1552—1553 гг. в связи с введением Большой сохи, т. е. нового учета земельных пахотных площадей. Сама Коломенская книга также не сохранилась. До нас дошли лишь выписи, сотные. В них дается сжатый перечень деревень, крестьянских дворов с именами в них проживающих. Деревни назывались черными. Многие земли, видимо, только что были распаханы, и се
    пожертвуй для сайта
    ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку